Сосед Василя Стуса по камере рассказал студентам Горловки о годах его отсидки

Василь Овсиенко, посетивший на этой неделе Горловку, жалеет, что не выучил наизусть хотя бы несколько стихов, которые Стус писал в тюремной камере.

«Просвещенной дороги черная свеча» - фильм с таким названием, снятый в 1989 году, был посвящен известному украинскому поэту, нашему земляку - Василию Стусу. Одним из инициаторов его создания стал филолог, участник Украинской Хельсинской группы, диссидент и экс-политзаключенный Василий Овсиенко, посетивший на этой  неделе Горловку с лекциями для студентов и учащихся школ.

Василий Овсиенко 6 лет отсидел в том же лагере, в котором содержался Стус и в феврале-марте 1984 года даже был соседом по камере известного поэта. Кстати, 4 сентября 1985 года стало последним для Василия Стуса в камере №3 (карцер) исправительного учреждения ВС 389/36 села Кучино Пермской области.

АРЕСТ ЗА ПРАВДУ

Напомним, после возвращения из армии Василь Стус немногим более года работал в горловской средней школе №23, в январе же 1963 года судьба делает очередной виток.
- Поэт был дружен с другим учителем школы - Василием Шимацким, - рассказывает Овсиенко, - и после окончания рабочего дня они вместе направились в находившуюся недалеко рабочую столовую пообедать. Спутник поэта подошел к раздаточному пункту и попросил борщ, картофельное пюре и компот. И все бы ничего, но он сделал это на украинском языке, поскольку преподавал его в школе. Стоявшие в очереди завсегдатаи возмутились тем, что какие-то приезжие разговаривают на «бандеровском» языке, вместо того, чтобы спросить на нормальном, то есть русском. Стус не смог промолчать и схватил говорившего за грудки. Словесная перепалка едва не переросла в драку, но все тогда обошлось. Через несколько дней Стус положил на стол директора школы заявление и уволился.

В том самом году поэт, решивший стать ученым, поступил в аспирантуру Киевского института литературы, но все изменилось 4 сентября 1965 года. В этот день в киевском кинотеатре «Украина» проходил показ нашумевшего на прошедшем в Милане кинофестивале фильма «Тени забытых предков». В конце августа в Украине прокатилась волна арестов известных инакомыслящих.

Перед показом диссиденты Иван Дзюба и Вячеслав Черновил рассказали зрителям о происходящем и назвали фамилии арестованных. Чтобы не дать им говорить,  начали показ фильма, но в ходе просмотра объявили перерыв, и тут же в зале встал молодой аспирант Василий Стус, рассказал о происходящих арестах и предложил всем в знак протеста против репрессий встать. Практически весь зал в единодушном порыве встал, а 20 сентября молодого аспиранта известили об его отчислении.

Оказавшийся фактически с «волчьим» билетом на улице Стус перепробовал множество занятий: был рабочим строительной бригады, кочегаром, пробовал себя в других сферах.  В эти годы он пишет стихи, которые, впрочем, нигде не печатают. В 1970 году он публично обвиняет КГБ в убийстве художницы и диссидентки Аллы Горской. Наконец, в январе 1972 года его деятельность прерывается арестом, осуждением по статье 62 УК «Антисоветская агитация» и сроком в 5 лет. Еще 2 года он пробыл на поселении в Мордовии. Домой в Киев поэт вернулся лишь в 1979 году, впрочем, ненадолго, всего на 8 месяцев.

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ

Уже в начале 1980 года Стус был снова арестован за протесты против очередных арестов диссидентов и после приговора в 10 лет этапирован сначала в Мордовию, а позже в тюрьму особого режима в село Кучино Пермской области.

Как вспоминает Василий Овсиенко, особый режим означает камерное содержание в помещениях, площадью всего несколько квадратных метров. При этом заключенные обязаны были трудиться, а проводить на нарах более 8 часов в сутки строго воспрещалось.
«Каждый из нас должен был трудиться - изготавливать детали для утюгов, что позволяло нам зарабатывать в месяц около 80 рублей. Правда,  после различных отчислений оставалось лишь около 30 рублей, на которые мы питались, хотя в это время средняя зарплата по стране составляла около 100 рублей. Но вовсе не это было главной проблемой, сложнее было соблюдать различные правила, которые требовала от нас администрация. За неповиновение  наказание следовало молниеносно: лишение права на покупки в лагерном ларьке, лишение свидания, 15 суток в карцере, наконец, 1 год в карцере», - подчеркну  Василий Овсиенко.

Немногочисленными развлечениями были прогулки в дворике площадью 6 квадратных метров под колючей проволокой, куда даже не доходил дневной свет, 1 раз в год свидание с родственниками и одно письмо в месяц, говорит Овсиенко. Все это было тяжело выдержать, тем более что Василий Стус довелось отсидеть в карцере целый год за нарушения режима, но он не сломался и продолжал писать стихи, делать переводы,  которые готовил для нового поэтического сборника.

«Когда я сидел в одной камере с Василием Стусом, я видел самодельную тетрадь. Страницы были испещрены сотней стихов, и я до сих пор жалею, что не выучил наизусть хотя бы несколько из них», делится своей болью Василий Овсиенко.

Тяжелые, хотя и несколько размеренные будни поэта,  изменило известие о планах присуждения Василию Стусу Нобелевской премии в области литературы. Стуса перевели в камеру карцера №3 по надуманному поводу: якобы лежал в дневное время на нарах. Перед уходом поэт сказал своему сокамернику, что он объявляет голодовку: у него уже был опыт во время первой отсидки, когда без еды пришлось провести 18 дней. Тогда ему не удалось достигнуть поставленной цели и он поклялся, что следующая такая акция будет идти до конца.

И вот утром 4 сентября сосед Стуса услышал какой-то шум в камере, а 5 числа тело Стуса вынесли из тюьмы.

«О смерти Василия я узнал лишь 5 октября во время беседы с работником КГБ, допрашивавшем меня. От него же я узнал и причину смерти - сердечный приступ. Впрочем, имелись и другие версии, в том числе несчастный случай,  подстроенный работниками тюрьмы. Ни одна из этих версий не имеет достаточно доказательств, скажу лишь, что в 1989 году я был среди тех людей, которые перезахоронили тело поэта. Нам не удалось исследовать его как следует и определить причину смерти, поскольку препятствовали в вывозе тела», признался наш собеседник.

Таким наш недолгий земляк Василий Стус запомнился этому человеку с непростой судьбой, за плечами которого 3 судимости за инакомыслие и 13,5 лет лагерей. Больше всего он жалеет о своих товарищах, которые не дожили до момента пересмотра приговоров, свободы, наступившей в 1987 году, а также развалин тюрьмы в Кучино, по которым Василий Овсиенко бродил в 1989 год. Среди этих людей мог быть и Стус, проживи он хотя бы на два года дольше…

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии