Прости, Мурка, это война. Мы в ответе за тех...

Не удивлюсь, если кому-то эта тема покажется несвоевременной и даже кощунственной: действительно, о каких котиках и собачках можно горевать в то время, когда на войне в Донбассе уже погибли тысячи людей, а почти миллион лишился жилья и всего имущества, и скитается по Украине в поисках крыши над головой?!

Но давайте вспомним статистику. Почти в каждой второй-третьей городской семье сегодня живут домашние животные. В Донбассе, ставшем ареной жестокой и беспощадной борьбы, - сверхвысокая концентрация именно городского населения. А это значит, что не тысячи, а сотни тысяч домашних животных стали безвинными жертвами этой войны. И если у людей еще есть какой-то выбор, то у большинства вчерашних домашних любимцев шансы выбраться туда, где не стреляют, были минимальными. А значит, проблема – есть, да еще какая!

Можно с уверенностью утверждать: какой-либо государственной программы по этому поводу в Украине не существует. Вся надежда – на неравнодушных людей и на волонтеров. К счастью, они есть, их достаточно много, но когда узнаешь подробности, трудно избежать кома в горле…

Конечно, страшно бывает всем. И осуждать людей, которые под обстрелами вынуждены были бежать подальше от родного дома, бросив животных, трудно, - говорит волонтер Благотворительного фонда «Друг» Краматорского Общества защиты животных Анжела Куденко. – Но есть случаи, когда понять и простить людей просто нельзя.

Волонтеры в Славянске500x333x03.jpg.pagespeed.ic.Nui0zht_uK-AviGcYYeK

Одно дело, когда кошку просто выпускают в подъезд или во двор, и закрывают у нее под носом дверь, но другое дело, когда хозяева дома бегут, оставив на привязи собаку – без воды, без питья, без возможности освободиться и выжить. Таких случаев было очень много в Славянском поселке Семеновка. Иногда брошенных и забытых собак выручали соседи, а порой животные так и умирали возле будок…

Анжела рассказывает о пережитом и увиденном. Как бродили по улицам ничейные породистые собаки, как плакала под закрытой подъездной дверью сиамская кошка с тремя котятами-сосунками… Как к торговой точке в Краматорске весной 2014-го прибилась восточно-европейская овчарка в ошейнике, а на нем прикреплена записка: «Мы из Семеновки. Если вы нашли эту собаку одну – значит, нас уже нет в живых». Каким ищущим взглядом осматривал на рынке прохожих-мужчин невесть откуда пришедший, раненый красавец-сенбернар. Как привели к волонтерам овчарку, а спустя несколько суток, по объявлению в Интернете, нашлись ее хозяева в соседнем Славянске: сорвалась псина с поводка при ближнем разрыве мины, и бежала куда глаза глядят 15 с лишним километров… И как сама Анжела, когда снаряды и мины стали рваться рядом с ее домом, по нескольку раз в день таскала 8 кошек в подвал и обратно…

500x375x04.jpg.pagespeed.ic.F4Vh5IFtwm4JG4PSpCy_

Приюта для домашних животных в Краматорске нет. Спасением собак и кошек занимаются только волонтеры Фонда, за свой счет. Правда, во многих торговых точках города размещены ящички для сбора средств, но в ситуации, когда у людей не хватает денег на самое необходимое, как-то не до каких-то там кошечек и собачек. Впрочем, есть несколько фирм, которые взяли себе за правило перечислять деньги хоть понемногу, но регулярно.

710x533x05.jpg.pagespeed.ic.u2LJl_IKkv56YnOjRFZV x02.jpg.pagespeed.ic.nz4fb0PzGHkhu7BldHPW

Хорошо, что в Краматорске боевые действия весной-летом 2014 года шли не так активно, как в Славянске, - радуется Анжела. – Здесь все время работали кое-какие зоомагазины, так что корм можно было достать все военное время.

Люди думают, что мы какая-то государственная структура, и идут, звонят, несут и ведут найденных животных к нам, - рассказывает руководитель Фонда Наталья Титомир. - А здесь, на самом деле, все держится на голом энтузиазме да на любви к братьям меньшим. Зачастую держим найденышей у себя дома, пока не найдем новых хозяев. Увы, людям сейчас не до животных – самим бы выжить

Добавляют хлопот защитникам животных и власти. Резкий прирост количества бездомных животных заставляет их принимать какие-то меры, и действуют коммунальщики, как всегда, топорно. Отстреливать живность запретили уже давно, и местные горкоммунхозы используют тихую травлю. Еще в мирное время горожане несколько раз становились свидетелями массовой гибели собак и кошек – средь бела дня, на глазах у взрослых и детей, в муках умирали десятки животных. А теперь, когда ситуация становится экстремальной, у коммунальников и вовсе может появиться железное алиби: безопасность и здоровье людей – прежде всего.

Кстати, специалисты-ветеринары тоже бьют тревогу: в городах, попавших в зону АТО, наблюдается нашествие лис. В пригородных посадках прошли боевые действия, вот и потянулись лисы в жилые районы. А ведь эти животные традиционно считаются одними из главных распространителей бешенства.

710x533x01.jpg.pagespeed.ic.n55D8uLbqfkYA_6JqKIe

Сейчас, когда война отодвинулась от Краматорска и Славянска на сотню километров, ситуация с брошенными животными в освобожденных городах стала чуть спокойней. Во-первых, как ни горько это осознавать, значительная часть этих кошек и собак, оставшись без корма и привычной заботы, просто вымерла. Другая, попавшая в добрые руки волонтеров, все же смогла обрести новых хозяев, но и здесь человеческий закон неумолим: шансы имеют только породистые животные, остальных волонтеры стерилизуют за свой счет и отпускают на волю. 

Война – жестокая штука, и, как лакмусовая бумага, проявляет все крайности, в том числе по отношению к животным. Недавно все телеканала страны обошел сюжет о беженцах из обстреливаемого Дебальцево, где хозяева буквально ногами выпихивали из автобуса своего черного дворового пса, который никак не мог понять, почему любимые хозяева не хотят брать его с собой. (К слову, благодаря волонтерам, с этой собакой сейчас все хорошо). Можно ли осуждать хозяев в такой ситуации? Вопрос спорный. Рассуждать о нем имеют право лишь те, кто неделями жил и спал то в ванной, – самое безопасное место во время обстрелов, - то в подвале, считая каждый кусок хлеба и воды. 

500x375x07.jpg.pagespeed.ic.4vDxd0HhqmJHT209gDJt

Нужно учитывать еще и менталитет людей, - вздыхает Наталья Титомир.- В сельских районах к кошкам и собакам зачастую относятся совсем не так трепетно, как в городах, где домашние животные считаются полноправными членами семьи… 

Есть и другие примеры, совершенно потрясающие. Глухонемой парень-инвалид из Макеевки до конца отказывался выезжать из-под обстрелов без своего единственного спутника жизни – старого стаффорширского терьера. Посадить такую собаку в какой-то транспорт было просто нереально. И только брошенный волонтерами в Фейсбуке клич помог собрать парню сумму, необходимую для того, чтобы уехать в Киев вместе с четвероногим другом.

Другой пример – из Дебальцево. Прямым попаданием снаряда был разрушен частный дом. Хозяев, к счастью, не зацепило, но стаффордширский терьер Дейна практически потеряла слух и получила шок. Многодетная семья чудом успела втиснуться в один из последних, уходящих из города под огнем транспортов, причем Дену пришлось прятать в наглухо застегнутой дорожной сумке. Сейчас 7 человек и собака ютятся в крошечной общежитской комнатушке в Краматорске.

Еще одна невероятная, но реальная история беженки из Антрацита (Луганская область) Валентины, которая сумела вывезти из-под обстрелов в село Старые Соколы под Киевом 48 кошек. Специально для этого Валентина с мужем арендовали микроавтобус… 

Но, пожалуй, самые драматические события касаются приютов для домашних животных на воюющем Донбассе. По словам Натальи Титомир, до тех пор, пока боевые действия не переместились к Донецку, часть брошенных в Славянске и Краматорске собак удавалось переправлять в областной центр, где работал крупнейший приют благотворительного Фонда «Пиф». А когда война пришла в областной центр, оказалось, что в круглосуточно обстреливаемом Донецке, в вольерах «Пифа», находилось 800 (!) собак! Как?!

Сложно, очень сложно, - рассказывала в конце лета 2014 года директор приюта Виктория Васильева, - Считай, на грани. Убегая из города, люди массово бросают животных, к нам их везут беспрерывно: мопсы, овчарки, той-терьеры… Бывает, что передают «из рук в руки», а случается, что утром обнаруживаешь привязанных к входным воротам. Хорошо, если мешочек корма рядом еще положили…

С питанием была беда. Раньше у «Пифа» действовали договоренности с супермаркетами: продукты с исходящим сроком годности торговцы передавали питомцам Фонда. Теперь многие магазины закрылись вообще, с продуктами в Донецке дефицит, так что в приют почти прекратились даже поставки черствого хлеба. Как могут, с кормами помогали коллеги из других городов, включая, кстати, российские. Но желающих ехать в воюющий Донецк, даже с самыми благими намерениями, было все меньше и меньше. 

x02.jpg.pagespeed.ic.nz4fb0PzGHkhu7BldHPW

Ежеминутно молимся Богу, чтобы война не приближалась к приюту, - рассказывала тогда Виктория Васильева. – Но от нее не убежишь. Недавно снаряд упал неподалеку от «Пифа» - собак не могли успокоить трое суток. Одну овчарку хватил сердечный приступ.

Тем не менее, люди по-прежнему ходили на работу, и делали всё, что в их силах. Виктория Васильева скромно умолчала о еще одной операции, которую провели сотрудники приюта 29 мая 2014 года. Стало известно, что из-за боевых действий, не успели эвакуировать собак службы безопасности донецкого аэропорта им. Сергея Прокофьева. Какие усилия приложили сотрудники «Пифа» для спасения этих собак, с кем только пришлось договариваться об открытии коридора – известно только им самим. Но в итоге, животных сумели спасти.

Что сейчас происходит в «Пифе» - доподлинно не известно. Судя по сайту приюта, «Пиф» жив, несмотря на то, что в СМИ проходила информация о, якобы, массовых расстрелах животных боевиками «ДНР». «Пиф» продолжает спасать бездомных и раненых животных. 

Еще один крупный приют для животных находился до войны в Горловке. Последние сообщения о судьбе заведения промелькнули в СМИ в последних числах июля 2014 года: «В связи с боевыми действиями, все волонтеры приюта покинули город, корма осталось на несколько дней. Фактически, 310 собак приюта остались на попечении директора приюта Алевтины Анищенко и ее мужа. Корма собакам осталось на несколько дней. В последнее время учреждение постоянно пополняется, Волонтеры подбирают собак, которых бросают уехавшие из города жители».

Судя по страничке в социальных сетях, и этот приют также продолжает свою работу. Держится исключительно благодаря помощи неравнодушных людей и волонтеров, которые умудряются передавать продукты питания и медикаменты даже через блок-посты воюющих сторон.

Одна из последних новостей, размещенных на Интернет-страничке приюта: «У нас вследствие всех обстрелов умер Шанс, инвалид, случился инсульт...»

Найдется ли когда-нибудь та награда, кроме Божьей, людям, работающим в этих заведениях? И какой любовью нужно обладать к четвероногим существам, чтобы нести свой крест вот так – невзирая на царящий вокруг ужас и смерть, - до последнего?..

… Я заканчиваю писать эти строки, поглаживая урчащую на моих на коленях шотландскую вислоухую. На диване, в ногах у сына, посапывает вторая, а в углу, в картонной коробке, возится с малышами наша третья, - первое новое потомство в Киеве. Сколько же было хлопот, и сколько денег на взятки пришлось дать проводникам и водителям, чтобы вывезти эту троицу летом 2014 года из обстреливаемого Краматорска! Но теперь они – живы, здоровы, и в полной безопасности, и это – главное.

Мы просто не могли оставить их там, потому что это – члены нашей семьи, и поступи мы по-другому – это было бы предательством. Но я точно знаю, что огульно осуждать тех, кто бросил своих любимцев там, где идет война, у меня тоже нет права. Потому что война – это ужас, справиться с которым по силам далеко не каждому. Каждый действует там, на войне, в зависимости от обстоятельств, а они, эти обстоятельства, бывают слишком жестоки. 

И все же, все же… 

Мы ведь в ответе за тех, кого приручили, не так ли?..

Даже если война.

349x500x06.jpg.pagespeed.ic.N8VEu7LNXXjIUy4e58ZZ