Горловчанина, у которого сосед украл ванну, обвиняют в убийстве. Его судьба в руках Фемиды

Горловчанина, у которого сосед украл ванну, обвиняют в убийстве, несмотря на то, что он был не последним кто видел убитого живым в тот день.

Несчастное стечение обстоятельств разделило жизнь рядового горловчанина Владимира Мисюры на «до» и «после». Совсем недавно он проживал жизнь порядочного семьянина: работал, нянчил внуков и помогал детям, а после 22 апреля тень на его полную приятных забот жизнь бросил статус подозреваемого в убийстве собственного соседа, присвоенный местными правоохранителями. Сам же Владимир Николаевич, положа руку на сердце, уверяет, что соседа не убивал, но одним из последних видел его живым.

Мисюра по горячим следам хотел вернуть украденную соседом ванну и с этой целью отправился в тот вечер к нему на разговор.

- В течении дня я его не видел, а ближе к восьми, смотрю, у них свет загорелся. На случай защиты я взял с собой рыбацкую строгу, у них компания большая. Дверь у него была приоткрыта и по разговору слышно, что в квартире не больше двух человек и я строгу поставил перед дверью. Спросил: «Есть кто дома?», вышел он и стал в проёме двери. Я задаю ему вопрос: «Ты мою ванну брал?». Он лишь улыбается ничего не говорит, - вспоминает о событиях того вечера Владимир Николаевич.

Мужчина повторил вопрос и утверждает, что после этого сосед занёс руку, намереваясь ударить его.

- Я начал в правую сторону уклоняться, а левой рукой  ударил его в губы, после чего он упал на деревянный пол укрытый ковром. После этого я направился к двери уходить, но вернулся. Сосед тогда уже с товарищем стоял на ногах, и я сказал ему: «Смотри, чтоб завтра утром ванна была у меня во дворе». После этого развернулся и ушёл. В общем я пробыл там 4-5 минут, - утверждает Владимир Николаевич.

Через два дня Мисюра узнал о том, что соседа обнаружили в его же квартире мёртвым. Об этом ему сказали правоохранители, которые задержали его на рабочем месте и в течении дня удерживали в райотделе.

Владимир Николаевич рассказывает, что его  продержали 8 часов в милиции, не давали никому позвонить, даже жене. Она узнала, что мужа забрали, когда ей позвонили с работы.

- Я прибежала в райотдел, меня сначала не пускали, после меня вызвал начальник. Он спрашивает: "Чего вы хотите?". Отвечаю: «Я хочу знать где мой муж». А он мне, вместо того, чтобы сказать, например, что муж подозревамый, сразу заявил: "Ваш муж убил человека», - рассказывает жена подозреваемого Валентина Мисюра.

Соседи утверждают, что, по крайней мере, в течение часа после ухода Владимира, в квартире были слышны звуки борьбы, крики и стоны. Но эти показания в материалах дела не освещаются. Кроме того, товарищ, оставшийся наедине с убитым, был квалифицирован следствием, как свидетель.

Адвокат подозреваемого отмечает, что по результатам судмедэкспертизы у убитого были обнаружены множественные травмы головы и колотая рана шеи.

- Есть экспертиза судебно-медицинская, которая, скажем так, не особо понравилась следствию. Во–первых, есть показания свидетеля, в которых он чётко даёт показания, что Мисюра зашёл, ударил, тот упал, но при этом, он ничего не видел, так как сидел спиной к выходу. Потом буквально через минут пять появляется протокол дополнительного допроса этого же свидетеля. Я так понимаю, что этот протокол появился после того, как был акт, -рассказывает адвокат.

В первых показаниях свидетель утверждал, что его товарищ сознание после удара не терял, а через пять минут в протоколе дополнительного допроса свидетель уже утверждал, что Владимир Николаевич ударил соседа, тот упал и после этого подозреваемый взял его за грудки начал бить головой об пол.

- Соответственно понятно, что показания подгонялись под телесные повреждения. Но даже если так, то первая судебно-медицинская экспертиза говорит о том, что данные телесные повреждения (и лобной, и затылочной части) при показаниях Владимира Николаевича не могли образоваться. И даже при обстоятельствах, на которые указывает свидетель, - тоже маловероятно. Даже если предположить, что его взяли за грудки и ударили об стенку, по :затылочная часть пострадала бы, есть перелом. Но вопрос: откуда на лобной части ушибы и на височной части ушибы? Никто не даёт показания, что его избивали, - отмечает правозащитник Александр Ровенский.

После результатов первой экспертизы прокуратура назначила вторую экспертизу.

- Там указывается, что при тех обстоятельствах, которые указывает свидетель, причём берут показания дополнительного допроса, смерть могла наступить. Но никто не исследует вопрос, могла ли быть получена травма, вследствие падения с высоты собственного роста. Откуда взялись остальные травмы - этот вопрос никого не интересует. Соответственно, либо его два раза избивали, либо свидетель чего-то не договаривает,- говорит Александр Валерьевич.

И правозащитник, и подозреваемый уверены, что не все вопросы должным образом исследованы правоохранителями, а сами материалы дела неправильно квалифицированы, как умышленное убийство. Сейчас и близкие, и сам Владимир Мисюра надеются лишь на то, что в суде изучат дело более скрупулёзно, учитывая, что на кону человеческие судьбы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии