Рецидивист из Горловки взорвал Мавзолей в Москве

Об этом случае долгие годы знали лишь немногочисленные свидетели и сотрудники милиции и КГБ. Информация о том, что в священном для любого советского человека месте — на Красной площади в Москве, в Мавзолее Ленина — произошел террористический акт, относилась к совершенно секретным сведениям.

1 сентября 1973 года неизвестный злоумышленник, спрятав под одеждой заранее изготовленное взрывное устройство, прошел в Мавзолей. Бдительность охраны была усыплена многочисленными потоками детей, и террориста в итоге приняли за школьного учителя. Он беспрепятственно прошел в траурный зал.

Поравнявшись с саркофагом с телом Владимира Ленина, он соединил контакты проводов на взрывном устройстве, в результате чего произошел взрыв. Как позже было установлено, основная сила взрыва пришлась на саркофаг, но он был укрыт бронированным стеклом и остался невредимым.

 

В результате взрыва погибли сам террорист (удалось найти только руку и фрагмент головы) и следовавшая за ним супружеская пара, приехавшая из Астрахани. Тяжелые ранения получили четверо школьников, а солдат Кремлевского полка, охранявших саркофаг, отбросило взрывной волной.

Все подробности этого случая до сих пор неизвестны. Однако в последние годы в открытой печати появилась информация, что террористом, устроившим взрыв в Мавзолее, мог быть житель Донецкой области. Для этого предположения есть основания — свидетельства как минимум двух авторитетных источников. Сначала наш земляк, уроженец Марьинки, полковник КГБ СССР, а затем генерал-майор СБУ Александр Нездоля в своей книге «КГБ. Рассекреченные воспоминания» упомянул о том, что в ходе расследования удалось выяснить, что террористом был человек из Донбасса.

Чуть более подробную информацию об этом случае можно узнать из книги милицейского генерала Михаила Корниенко «Прощай, милиция», изданной в Киеве в 2009 году.

В 1973 году наш земляк работал следователем в прокуратуре Горловки, и вот что он спустя много лет вспомнил: «То было весьма интересное уголовное дело, но рассказывать особо не о чем. В 1973 году обнаружен труп двадцатитрехлетней женщины, голой, с множественными ножевыми ранениями. Мы очень быстро установили, что это убийство совершил ее сожитель, до этого четырежды судимый! Звали его Николай. Я вел это уголовное дело. Вдруг заходят ко мне четыре человека, со вкусом одетые, интеллигентные. Представляются: «Мы из КГБ СССР». Начинается разговор.

«У вас, — спрашивают, — уголовное дело по убийству такой-то женщины?» — «Да, — говорю, — у меня». — «Что там установлено?» Я очень коротко рассказываю. «Вы уверены, что именно этот человек совершил убийство?» — «Да, — говорю, — это подтверждается показаниями, в том числе и ее матери. Он сожительствовал с дочерью, избивал ее». — «А где он сейчас может быть?» — спрашивают. Говорю: «Матери он сказал так: я уезжаю, но скоро обо мне услышит вся страна». Кагэбисты говорят: «Мы должны ознакомиться с материалами этого уголовного дела». Говорю: «Только если прокурор даст разрешение».

Пошли они к прокурору. Через несколько минут приглашает меня прокурор. «Дай им дело, пусть читают», — говорит. Они взяли дело и в соседней комнате начали его читать. Остались мы с прокурором, он говорит: «Ты знаешь, там какой-то переполох. Похоже, Николай что-то совершил еще. В Москве». В тот день мы так и не поняли, в чем там дело. А спустя пару дней узнали, что Николай совершил взрыв в Мавзолее Ленина.

Мы, когда еще только проводили первые допросы, установили круг людей, с которыми он был знаком. У одного горного мастера, с которым он дружил, он просил взрывчатку якобы для рыбалки. Легко можно было идентифицировать продукты этого взрыва. Это было аммонит. Он применяется на шахте. Но дальнейшее расследование уже вел КГБ».

Донецкие новости
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии